22:04 

.Хельга.
I might be afraid, but it’s my turn to be brave // Oddrún Skjaldmær
Я открываю глаза. Потолок мягко колышется надо мной. Я тянусь к нему, чтобы укрыться, мои руки вытягиваются на несколько метров - но все же недостаточно. Со стоном падаю обратно на подушки. Рядом извиваются змеи, целый клубок алых змей - что они тут делают, какого черта? Вцепляюсь в шипящий клубок, клыки тварей впиваются мне в кулак - и просыпаюсь, теперь уже окончательно.

- Алан, ты решил снять с себя скальп?
Трой сидит у дивана с ноутбуком, пальцы летают по клавиатуре с такой скоростью, что у меня рябит в глазах. Мерзкое ощущение. Разжимаю сжавшуюся в судороге руку, высвобождаю пряди собственных волос.
За окном уже темно. Пятьдесят шестой этаж, выше нас только небо, звезды и снег. Ненавижу снег. Ненавижу зиму. Будь моя воля, я бы впадал в спячку каждую осень, но Регис... - Какого черта Регис хочет свои годовые прогнозы в декабре?!
- Видимо, потому что год заканчивается именно в декабре, - тут же откликается братец, и я понимаю, что последнюю фразу произнес вслух.
- Спасибо, кэп. Пусть меняет календарь, я отказываюсь работать в таких условиях! - на столике у дивана меня поджидает спасительная заначка. Тьери могут быть мрачными поганцами, но делать всевозможные живительные средства они умеют отменно. Через несколько минут я уже похож... не на человека, конечно. С человеком меня уже никто не перепутает. Но смотреть без ужаса уже можно.
Трой безмерно аккуратен, опытен и осторожен, но настолько масштабные походы в Страну Чудес - так я называю мир своих видений - выматывают меня полностью даже в его компании. А он ничего, держится. Стучит себе по клавишам, игнорируя мои возмущенные вопли. Те многомерные схемы, что рождаются под его пальцами, я не могу расшифровать даже примерно. Ну и что, что узнает он их от меня?
- Ванна, между прочим, тебя ждет. - Голос похож на автоответчик. В ближайшие полчаса-час Троя не будет волновать ничего, кроме нашего не столь отдаленного будущего. Множество вариантов, от самых вероятных до самых абсурдных, рассчитанных по сложным схемам и подкрепленных моими ощущениями, столь же необъяснимыми. Что-то, чему я не могу дать названия - но айту, лучший из лучших, может. Он раскладывает миражи и видения по полочкам и файлам, снабжает их аккуратными ярлычками и текстовыми описаниями. Вскоре все это ляжет на стол главе Совета. Регису. Информация, выданная хорошим аналитиком, всегда на вес золота... а Трой никогда не ошибается. У него же есть я.
Через полчаса блаженства в горячей воде я склоняюсь над зеркалом в ванной. Отражение встречает меня таким же ошарашенным взглядом серых глазищ. Волосы намокли и похожи на тех самых окровавленных змей, что привиделись мне в кошмаре. Вздрагиваю, заматываюсь в полотенце и иду обратно.
Трой сидит там же в той же позе, в которой я его оставил. Айту за работой - страшноватое зрелище, но мне нравится. Он становится похож на скульптуру - идеальное совершенство снежного бога, лед, алебастр и немного крови в строгом деловом костюме, памятник сосредоточенности и самому себе. Или мне - лепили нас по одной мерке. Никакая медитация и рядом не стояла. Да и зачем бы им медитация? Им и так работы хватает.

Где-то за стенами пентхауса срабатывает замок лифта - абсолютно неслышно для человеческого уха, но мне достаточно, я уже у двери.
- Мальчики, вы уже закончили? - Инга входит в дом. На ней строгое длинное пальто, на черных волосах все те же вездесущие снежинки, в руке ключи и кейс с ноутбуком. Сгребаю ее в охапку - пахнет холодом, еле заметно бензином и почему-то ванилью. Так пахнет город?...
- Что ты?... Алан! - но я не обращаю внимания на возмущение. Пальто улетает в сторону, туда же отправляется пиджак дорогого делового костюма бизнес-леди. Слишком много чужих запахов, слишком много чужого мира. Я выпутываю свою женщину из связывающих ее тряпок - как ребенок распаковывает подарок утром Рождества. Приникаю губами к шее, вдыхаю запах ее кожи - к духам я уже привык, и даже с их примесью все равно намного лучше. Чувствую биение жилки под кожей, быстро целую.... уже никаких возражений - только довольное мурлыканье. Как же я соскучился...

Мы лежим в обнимку, прижавшись друг к другу, все на том же диване. Я умудрился задеть лампу, и комната погружена в полумрак, светится только экран ноутбука. Больше, собственно, и не нужно.
- Тро-о-ой... - никакой реакции. Бесполезно. Вывести его из этого состояния может только труба архангела на Страшном Суде. Это если мы допустим, что архангелы существуют. Я вот не уверен.


Можно считать ходом =)

Комментарии
2013-02-16 в 00:03 

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
... Сад Вечности. Зал, расчерченный правильными разноцветными шестиугольниками. В каждом гексагоне - заставшая в странной позе изломанная фигура. Сердце клана Айту. Самая большая тайна клана. Место отдохновения, восстановления и самой сложной работы. Первый в мире компьютер, созданный задолго до этих забавных людских игрушек. Моё любимое детище. Я отдал столько своей крови, пока оно строилось, что это чуть не стоило мне жизни. Но результат того стоил. Пока другие бредут во тьме, я всегда знаю ясную дорогу. И что, что она приходит из темных видений Страны чудес. Я здесь для того, чтобы вывести. Я здесь для того, чтобы помочь. Я здесь для того, чтобы узнать. Я - здесь.
И я слышу как Алана отпускает кошмар и он приходит в себя. Я слышу, как приходит Инга и за брата можно уже не волноваться. Слышу шорох одежды, запах возбуждения, звон разбившейся лампы и то, как диванная возня затихает. Но еще рано, и я не реагирую, лишь по губам скользит понимающая ухмылка.
Брат за пределами мира видений прост как студенческий курс высшей математики.
Это и хорошо.
Последняя вероятность, порожденная видением, проходит через коллективный разум клана, и я записываю ясный и точный расчет. В очередной раз все прошло удачно. Быстро сортирую факты и прогнозы по отчетам. Общий - для Совета, подробный - для Региса.
И самый полный, который увижу только я. У Патриарха Айту свои отношения с будущим и свои козыри в рукаве.
Не всё, что приносят видения, можно озвучить. Этот закон Мироздания за много веков я выучил беспрекословно.
Не всё, что можно озвучить, должно быть озвучено. А это уже мой закон. Отдать всю информацию значит оставить себя беззащитным, а на это я не пойду.
Благополучие слишком многих зависит от меня.
И в первую очередь благополучие этой парочки, что сейчас бессовестно возится и шепчется на диване.
Усмехаюсь, захлопываю ноут и иду к ним.
И если у лучшей аналитической машины мира по имени Трой Айту есть сердце, то оно сейчас здесь.

   

Vampire's Tales

главная