.Хельга.
Осталась только любовь и совсем немножечко веры (С)
"...приглашается на ежегодное празднество третьего весеннего дня..."

Открываю чистый лист. Световое перо уверенно скользит по экрану.
"Кано Сэйко благодарит за предоставленную ему честь и будет счастлив принять приглашение..."
Выше просто некуда. Мне предстоит присутствовать на праздновании, о котором большинство гемов могут только мечтать. Возраст воистину имеет свои преимущества, и, за единственным исключением, я самый желанный гость среди носящих знаки моей профессии.
Весеннее празднество.
Да что мне до весны, если осени я уже не увижу?!

Письмо из частной клиники лежит на столе. "С прискорбием сообщаем..." Вот и все, Кано, вот и твой черед.

Как там это? "Отпрыску благородной семьи надлежит уходить из жизни, завершив дела и сделав все необходимые распоряжения. Лишь тогда будет достоин носимого имени, когда оставит после себя спокойствие и светлую скорбь. Да служит он вечно своему наследнику примером достоинства и опорой".

Ну что ж. Наследников у меня нет и не предполагается. Род как таковой тоже отсутствует, я даже в официальных письмах пользуюсь полагающейся мне по праву ранга производной от родового имени Феникса. А вот пример из меня вышел, смею надеяться, неплохой - хоть и в весьма специфической области. Хоть что-то.
Пока никто не знает. Даже Росоку. Особенно он. Пока мне удается прятать приступы слабости, я еще многое успею сделать. О том, что будет потом, даже думать не хочется. Лучше в нужный момент воспользоваться каким-нибудь средством из тех, что в изобилии используют друг на друге потомки знатных родов. Не вижу смысла отказывать себе хотя бы в такой милости. Феникс поймет. Потом.

Тщательно сложенный лист бумаги отправляется в камин. Как жаль, что нельзя отправить туда же все, что на нем написано.

Через полчаса флаер городского такси уносит меня по направлению к порту. Официальный грим первого ранга смыт и заменен нейтральным сезонным узором, одежда также не привлекает к себе внимания. Те, кто платит невероятные суммы за час моего общества, вдоволь повеселились бы, увидев меня здесь. Но тем и хороши портовые бары, что ни команда торговых кораблей, ни заскучавшие туристы не ходят сюда в компании экскурсоводов. А значит, я, ведя себя неподобающим для гем-лорда образом, не имею ни малейшего шанса прочитать об этом в завтрашних газетах.