12:59 

Старое, пусть тоже будет

yamadera
Rualo d'Exaltierie
Золотые ресницы…
Полоснул по городу закат
Что тебе снится
Что сейчас, что шесть веков назад,
Старая столица?...



Он живет, как другие смакуют изысканное вино – медленно, наслаждаясь каждой каплей. Каждое мгновение, час, день становится удовольствием. Даже если не приносит ничего нового.
Говорят, что долго жить скучно. Неправда. И правда в то же время. Дети молодого мира, росшие вместе с ним, вместе с ним и повзрослели. Когда-то удивлявшиеся всему, происходившему с ними, теперь, сами того не осознавая, стали основой постоянства. Века становятся годами, года мгновениями, время и человеческая жизнь как будто не замечают их – но не теряют при этом своего очарования.
И все так же свеж и ароматен цветущий рододендрон перед его домом, как год, век, тысячелетие назад. И город, раскинувшийся неподалеку, все так же шумен и полон жизни. И не все ли равно, что мрамор сменился бетоном, цветные витражи – тонированным стеклом, а караваны – самолетами? За несколько тысяч лет жизни перестаешь удивляться мелочам. Но любить их это не мешает.

И день Т'Лайлу, длящийся теперь иногда месяцами, начинается так же, как и столетия назад. Лучи заходящего солнца невесомо касаются лица, окрашивают и без того разноцветные пряди в невероятные оттенки золота, ласкают чуть влажную после купания кожу. Вампир вскидывает руки к небу, сладко потягиваясь, потом позволяет слугам закутать себя в тонкие шелковые покрывала. Когда-то это делалось для того, чтобы господин и хозяин мог потом их сорвать, шелестящим вихрем отбросить в сторону…сейчас - просто привычка. И нет причин что-то менять.
Ветер доносит до него звуки просыпающегося дома. Через полчаса солнце окончательно зайдет, и все будут на ногах – и те, кто разменял уже не одно столетие, и те, кто вошел в его семью всего пару лет назад. Вечер почти закончился, наступает время детей ночи. Детей Изначального.

- Приветствую патриарха, - о, вот и Раду. И, как всегда, официальные слова приветствия сопровождаются поцелуем в ухо. Т'Лайлу улыбается, прежде чем коснуться губами щеки пришедшего. Дитя. Младший, любимый, совершенно невозможный. – Здравствуй, сокровище.
- Ты просил прийти на закате.
- Да. Хочу тебе напомнить о твоем обещании. Есть какие-нибудь успехи в поисках?
Лицо валаха ощутимо мрачнеет. Прошло уже два года с тех пор, как мастер дал ему не подлежащий обсуждению приказ – в течение пяти лет найти и обратить как минимум троих. Естественно, подходящих по крови и могущих стать опорой клану – третий круг не подразумевал попадание в него кого попало. Раду же, со своей стороны, просил только одного – иметь возможность сделать выбор, сообразуясь также и со своими вкусами. Но шел уже третий год поисков, а найти удалось лишь одного, и то только отчасти. Огненно-рыжий красавец Джейд, томный, ехидный и наглый, безусловно смог стать украшением семьи – но ни по силе, ни по крови, ни по характеру не подходил на роль, уготованную ему Т'Лаем.
- Нет? – продолжает Т'Лайлу, правильно истолковав молчание собеседника. – Ну, тогда я могу порадовать тебя новостью – еще одного я тебе уже нашел. – Обманчиво мягкий тон мастера не оставляет ни малейшего сомнения в том, что не высказанное еще предложение на самом деле является очередным приказом.
- Расскажи хотя бы.
- Я сам довольно мало знаю, - повелительный знак рукой заставляет замолчать уже собравшегося было возмутиться птенца. – Ему девятнадцать лет, он сын Роджера Аренса, это один из крупных швейцарских банкиров. Ты знаешь, мы иногда принимаем в клан детей наших человеческих слуг, это и честь и залог дальнейших отношений – а с их семьей мы ведем дела уже не одну сотню лет. Аренс хочет получить гарантию нашей лояльности, и я не вижу причин отказывать. Ну, разве что мальчишка окажется совершенно неспособен ни к чему.
- А почему я?! Что, ты никому помладше приказать не мог?
- А почему тебя это так пугает? Ты не можешь сделать выбор сам, я делаю его за тебя. Поедешь, посмотришь на него на месте. До совершеннолетия можешь не особенно торопиться. Если будет нужно – заберешь из семьи раньше.
- Хорошо. – тон и взгляд не оставляет сомнений в том, что ничего хорошего Раду в предложении не увидел. Но спорить не смеет. Уже хорошо, раз согласившись, дитя сделает все, чтобы выполнить волю патриарха. И даже если предложение окажется пустышкой, это пойдет ему на пользу.
- Заканчивай свои дела здесь. Я хочу, чтобы послезавтра к ночи ты уже был в Женеве, - и легкое ласковое касание по связи, способ подсластить пилюлю, заставляет валаха невольно улыбнуться.

URL
   

Vampire's Tales

главная