• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: .Radu. (список заголовков)
18:36 

lock Доступ к записи ограничен

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:52 

Записки Хельгрина, Старшего целителя клана Тьери

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
Европа, XIV век

Век начинался неласково. Казалось, само Мироздание разгневалось на людей. Пеллагра, оспа, проказа...
Нет, эти эпидемии не коснулись Гнезд и наших земель, с такой ерундой помогают справится внедренные понятия о гигиене и помощь пары младших целителей.
Но эпидемия Черной смерти пришла неожиданно даже для нас. Удар пришелся в один и тот же год по всем трём Гнездам сразу. Да, в наших землях количество заболевших было меньше, чем в округе, но дальше так продолжаться не могло. Возбудитель инфекции мутировал с прошлой эпидемии и наши прежние вакцины уже не помогали, люди оставались беззащитными. Наши люди оставались беззащитными, те, кто были частью клана, его настоящее и будущее, такие хрупкие и уязвимые, но абсолютно необходимые для существования. Мы и люди - симбиотическая система, не стоит об этом забывать.
Но целителей, способных справится с бедой только с помощью своей личной силы, оказалось всего двое - я и Руало. Я спустился в лаборатории искать новое лекарство, тогда как Патриарх не жалея сил носился везде где мог, отдавая уже не только личную силу, но и силу клана для того, чтобы спасти хоть кого-то.
Я метался между своей лабораторий и венецианским Лазаретом, там, уже некому было помешать мне тестировать мои разработки. Первые из них помогали лишь облегчить муки больных, но не давали спасения. Вторые увеличивали время жизни больных и давали надежду, что я успею закончить исследования до того, как Гнезда опустеют. Но я не успевал... лекарство было так близко, я уже чувствовал его суть, но до озарения не хватало какой-то мелочи, а время уходило.
В какой-то момент я почти опустил руки. Человечество боялось "чумных миазмов", а я - чумного отчаяния и беспомощности. Нет, я мог помочь единицам, даже десятками и сотням, но это не могло спасти положения.
В городах невыносимо было находится, смрад и грязь усилились тысячекратно. Безумие правило бал. Флагеллянты и одержимые пляской, люцеферисты и "одетые в белое", еврейские погромы и поиски мифических отравителей...
Но выбора не было, и я снова и снова приходил в бараки в попытке найти лекарство.
Надежда уже почти покинула меня, когда случилось чудо.
Зайдя в очередной лазарет, я встал как вкопанный. оттуда пахло чистотой. Нет, больные издавали всё тот же смрад, это был не запах, скорее ощущение. Признак дара истинного целителя. Я окинул взглядом помещение, надеясь, найти коллегу и не нашел никого, кроме очередного мальчишки-бьянки. Он, сам уже больной, шатался между зараженными и что-то делал. Раздражение от того, что я не застал незнакомого коллегу, ведь судя по состоянию больных, он подошел к разгадке куда ближе,чем я, выплеснулось на ни в чем неповинного мальчишку, ведь бьянки, в сущности, были довольно мирной сектой. Я в одно мгновенье добрался до паренька, схватил его за плечо, намереваясь выкинуть из барака и оцепенел... тот, кого я искал, был передо мной. В хрупком, больном теле были сплетены дух и истинный дар целительства такой силы, что мальчик весь ощущался как столб яростного белого пламени. Сама суть чистоты и милосердия. Он не мучился сомнениями, не страдал от мнимой беспомщности, он просто шел и делал всё, что мог. И первоклассная интуиция помогла ему найти путь, ведущий к исцелению. Ему просто чуть-чуть не хватало силы, все же он был сего лишь человеческим ребенком, умирающим от той же самой болезни. А то белое, что я принял за облачение бьянок, оказалось всего лишь его волосами... ко всему прочему, ребенок был альбиносом.
Я вылечил его там же, тем способом, которым был мне доступен. А потом мы прошли по всему бараку, исцеляя так, как это пробовал он, но с добавлением моей силы, и всё получилось. Из крови этих исцеленных я в ближайшие сутки создал вакцину, которая остановила болезнь на землях клана. А потом с течением времени распространилась по всей Европе, закончив эпидемию. Нашей целью не было спасти всех, лишь спасти своих людей и человечество, как вид. И это удалось.
А чудо-малыш остался со мной. Я вырастил его, а позднее, и обратил. Так в клане Тьери появился Бланко, прозванный позднее Белым целителем.
И если христианский бог хоть когда-нибудь сотворял истинное чудо, то это было именно оно - приход в мир целителя уровня и духовной чистоты этого мальчика из чумного барака. И я бы никогда не желал себе иного сына, ученика и наследника, кроме Бланко.


13:37 

Твиттер-стайл

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
@ElKeris: Целовал Тлаю пальчики на ногах, кто-то подсмотрел. Прослыл фут-фетишистом и подкаблучником на весь клан. Завидуют)))

@темы: Фарри

11:23 

Цитатник

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
"Дорога утоления желаний проходит слишком близко к смерти" (С) т'Лайлу, Кровавая Греза, Патриарх Властвующих над Желаниями

00:41 

Раду о Джейме.

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
Раду прижался пылающим лбом к стеклу, за которым бушевала столь редкая для здешних мест гроза. Его собеседник молчал, не перебивая. Брюнету и не нужны были слова, хватало его молчаливого участия, его тепла, которым он делился напрямую с его душой.
Слова приходилось выталкивать из себя, мучительно исторгать прямо из души этих гаденьких, перемазанной кровью уродцев, задыхаясь и стараясь собрать разбегающиеся мысли...
- Т-с-с-с, валах, не на исповеди, расслабься! - не просьба, приказ, и тонкие, но такие сильные и родные руки обнимают его за талию, притягивая к себе.
- Я не понимаю, что происходит, т'Лай. Я, наверное, совсем чокнулся. Он мне не нравится, не нравится, совсем, вообще, никак. Будь моя воля, я бы никогда в его сторону и не посмотрел, будь он хоть триджы Яношев потомок. Слишком пассивен, слишком безразличен. Фаталист хренов. Куда ему такую будущую силу, да его ж и расплющит ею, и моей помощи не хватит! Натурал и недотрога. Мне что, любовников мало? Да вокруг сотни, что перегрызут друг другу глотки за один мой благосклонный взгляд. А этот - из ласкающих рук выворачивается, благо хоть от прикосновений не вздрагивает. Отталкивает, талой водой из рук уходит. Ведь мог бы удержать, ты же знаешь, Силы мне не занимать. Ведь мог бы удержать. Мог бы. Мягким воском под руками сделать, разжечь, завести, голову вскружить, овладеть. Своим сделать. А отпускаю - раз за разом. Хочу, чтоб сам хотел. Сам пришел. Сам отдался. Хочу чувство в нем видеть. К себе. Не к Силе, не Силою, мной вызванные! Да, знаю, после инициации сам придет, прилетит, приползет... никого нужнее не будет. Но я так не хочу... Ты же знаешь, ты сам меня сначала обольщать стал, а ведь достаточно было обратить. И никуда б не делся. И он не денется. Но не хочу так... А что делать - не знаю. Беспомощен как котенок. Я не справлюсь с ним, Мастер. Слишком много для меня.
- Справишься. Справишься, Раду. У тебя просто нет выбора.
- Но, т'Лайлу!!!
- Я всё сказал. Ты же не хочешь заставлять меня повторять, мой мальчик?
И снова только пылающий лоб и холод стекла. Исчезли обнимавшие руки. Огненноволосый демон, перевернув душу в очередной раз, растворился в ночи. Оставив Раду наедине с приказом, который и не исполнить нельзя и исполнить не в силах.

22:44 

Картинк про Каэлана, довести до вида зарисовки

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
Приглючился тут Каэлан. В период своего пока-еще-епископства. Сидит на столе в цивильной одежде, читает донесение о себе кому-то из высших чинов. На тему того, что господин Эйден, при всей своей набожности, неуловимо порочен и вызывает у близких к нему не совсем достойные христианина чувства.. хотя - оговаривался пишущий, - сам он это вряд ли осознает...

17:51 

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
Запись как предохранение от архива. Аминь!
запись создана: 28.11.2006 в 21:07

Вопрос: Это вообще кому-нибудь интересно?
1. Да  7  (70%)
2. Нет  0  (0%)
3. Не знаю  1  (10%)
4. Пшел нах!  2  (20%)
Всего: 10
21:43 

Договор

.Radu.
Средоточье вреда и порока(с) Да, это я. Я всегда с тобой (с)МКПН
Великий дом Каньяр умирал. Осознание этого приходило медленно и болезненно. И хорошо что только ему. Для него было бы большим ударом узнать, что кто-то понял это раньше, чем самый мощный аналитический ум этого мира.
За окном темнел Париж, а Глава Великого дома не видел выхода из создавшегося положения. Отчаяние тысячетонным грузом ложилось на гордо расправленные плечи. Они не дрогнули, принимая груз, который ему придется нести еще долго. Пока Стоящие в стороне не решат, что единственный полноценный оператор мировой ментальной сети им мешает. Европа уже почти принадлежит им. Управлять Европой, значит управлять миром, и Ледяной Князь, и Черный кардинал это понимают. И даже так предусмотрительно заключенный 5 веков назад союз не спасет, если наименее агрессивный из магических кланов захочет править прямо, а не из-за его плеча. Руало моложе всех и опаснее многих, он амбициозен и себе на уме. И он - пока еще друг. А значит, не ударит в спину, не предупретив. На другое рассчитывать глупо. Патриарх будет думать о благе клана сначала, и лишь потом о личных привязанностях.
Он и сам думает также, только его Детям уже ничего не поможет. Круг Сердца пуст. В Круге Крови остался один. Третий Круг - трое. Из сотен - четверо. Прошедшие Эрхалион - дети его разума, не крови. И этого слишком мало, чтобы удержать власть над Европой. Пока еще никто не знает, что круги его крови пусты, а его личная Сила почти иссякла без их поддержки. Ее достаточно, чтобы удерживать иллюзию всесильности еще долго. Еще несколько веков безопасности для царственно-сдержанного, властного Каньяра Хиро, вот уже почти тысячу лет мертвой хваткой держащего Японию; для Марио Каньяра, надменного испанского аристократа, уверенно удерживающегося в своих холеных руках Марокко; для Анн-Мари Каньяра, под каблуком высоких сапог которого лежала французская Канада; для Хайнриха Каньяра, негласно регулирующего кровавые реки, текущие по турецкой земле. Ради них он продолжит эту бесполезную игру.
Пальцы без следа когтей, судорожно вцепившиеся в оконную раму, по-тихоньку разжались. Ночной Париж ласкал усталые глаза, обещал покой и нежное, жаркое, бьющееся в ритме крови наслаждение. Город Совета звал и ждал своего негласного хозяина, звал тем сильнее, чем ближе к далекой линии горизонта подбирался огненный шар, город не хотел снимать ночной наряд, не продемонстрировав Повелителю обновки. Регис с легкой тоской послал извиняющийся импульс в сторону неспящего города, сотнями разочарованных вздохов откликнулся он.
- Регис, Париж меня так возненавидит, - мимолетная улыбка на красивом нечеловеческом лице, -
Горячей крови тебе, Повелитель Домов. Патриарх Тьери, Глава второго из Стоящих в стороне кланов, пришел как было обещано.
- Изначальный, Руало, зачем столько церемоний?
Дрогнули в улыбке губы, жемчугом белым сверкнули клыки, в комнате стало ощутимо теплее, но улыбка так и не коснулась глаз.
- Дом Каньяр умирает. Круги крови Каньяр пусты. Сеть угасает. Сила иссякает. Ты... умираешь.
Неясная тревога окутала зябкой волной плечи, но так и не смогла отогнать жаркое тепло от вечно молчащего сердца. Морозный мальчишка, глупый, такой молодой еще, что он творит?!
Старший вампир отвернулся к окну, рассеянно скользя взглядом по притихшим домам.
- Как ты узнал? Какой из оболтусов сболтнул лишнего?
- Анн-Мари упомянул, что тебе плохо... последние века два. Дальше - дело техники.
- Черный Кардинал?
- Пока не в курсе. Твой белокурый каталонец(?) успешно морочит голову нашему рыжему итальянцу, - легкая усмешка.
- Отрадно. Что же у моего "вороного" француза не вышло тоже самое? Он так доверяет твоей целительской этике, да? Неужели он все еще не в курсе, что такие как ты клятвы Гиппократа не дают?
Извиняющаяся улыбка застывает на губах морозного мальчика. Как странно, для всех остальных он давно уже давно Ледяной Князь, которого боятся и боятся не зря. И только он видит за ледяной броней прежнего растерянного мальчишку, обреченно сканирующего пространство в поисках того, кто ушел за Грань.
Но голос, ответивший на его вопрос, принадлежит равному.
- Пока Гиппократ придумывал свою клятву, я умирал (завоевывал Францию/другое- ?) . Регис, я пришел помочь. Не стоит заставлять меня об этом жалеть.
Силуэт, застывший на фоне окна, неподвижен. И кажется таким же незыблемым как упавшая на город ночь, и пока только стоящий за его спиной маг знает как обманчива эта незыблемость.
- Будущее за магическими кланами, Руало. Мы все это понимаем. Европа уже у вас в руках...
- Европа еще не весь мир, Царственный, - теперь Князь улыбался уже по-настоящему, - Европа далеко не весь мир.
- У тебя есть конкретные предложения, друг мой?
- Есть... намётки кое-какие. Слушай меня внимательно, Регис. У тебя есть сто лет, чтобы сделать то, что я тебе скажу. Ты снова наполнишь Круги крови. Не менее 3-х птенцов лично у тебя. Плюс естественное пополнение остальных кругов. Приветствуй эти инициативы. Мне не нужен Глава дома Каньяр, неспособный постоять за себя.
- Руало, я слишком стар для собственных птенцов. Совет мне не позволит...
- Когда Совет узнает, будет уже поздно, - угрожающее мурлыканье, - а против объединенной мощи Каньяр и Тьери не решится выступить никто. Возражение не принято, Регис Каньяр. Дальше... что касается земель...переноси зоны влияния на Восток и Юг. Азия, Африка, Австралия... Мне нужны эти земли. И ты возьмешь их под контроль, взамен... я обеспечу покровительство и защиту дому Каньяр в любых условиях. Я могу это исполнить, ты это знаешь. И ты прекрасно понимаешь, что если ты откажешься, что через пару веков ни одного Каньяра просто не останется.
Молчал Царственный, притаился, затих и Париж, город его свободы, ласковая и порочная, вечновлюбленная в свою красоту, куртизанка его шальных ночей. Многие в этом мире любят женщин, а Регис любил город, любил город так, как любят прекраснейшую из женщин. Даже сильнее. И гордый, хоть и легкомысленный город, отвечал ему тем же.
Оставить Европу, значит оставить Париж, а это было по-настоящему страшно.
Руало знал это и не торопил Региса. Такие решения не стоит принимать второпях, и маг молчал, давая старейшему шанс еще раз все хорошенько оценить.
- У меня нет выбора, мой юный друг. Я вынужден принять твое предложение. Пришло время перемен.
За окном начинал угадываться рассвет, когда договор был подписан. Париж величаво и не спеша плыл в розоватых, предрассветных сумерках.
- И все же, все же, Руало, никакая сила не заставит меня оставить Париж...
И Патриарху Тьери оставалось только улыбнуться.

Vampire's Tales

главная